СКОРОСТЬ. Автор Франческо Заваттари


СКОРОСТЬ
Автор Франческо Заваттари

Критик  Валерио Еванджелисти, выдающийся итальянский писатель
Translation by Olga Vakula

Уровень абстрактности и утончённый выбор тонов картины мгновенно заставляют вспомнить Кандинского. Однако Франческо Заваттари представляет свою собственную живопись, уникальную, рождённую исключительно духовными потребностями автора.

Даже самый безразличный человек, взглянув на картину Заваттари, не сможет удержаться, чтобы не  воскликнуть: «Как красиво!». В данном случае, это не красота, созданная тем или иным элементом – волнистые линии, слова, кажущиеся детскими рисунки, цветы, рожицы, часы (часы в первую очередь) – а красота, рождаемая хроматической и сюжетной последовательностью в целом. Автор преломляет внешнюю среду через линзы своего внутреннего мира, представляя нам запутанный сюжет,  запутанный, как и душевные реальности автора.

Живопись Заваттари далека от наивности и не имеет ничего общего с мультипликационным искусством, наоборот, она с особой силой проявляет самые разные состоянии души: от умиротворённости до тревоги, до беспокойства, умело переданного определённым  количеством мазков и цветов, грозно нависающими часами, напоминающими нам о том, что на картине изображён определённый  момент  жизни автора, будь он радостный или полный печали.  

Всё в движении. Именно в этой характеристике заключается главное отличие творчества Заваттари от других форм абстракционизма. Не существует момента покоя, неподвижности. Скорее, это нагромождение переливчатых реальностей и  фантазий, неспокойная и безудержная смена восприятий и ощущений, без наличия какой-либо прочной основы для поддержания  стабильности. Такой творческий ракурс уводит нас как  от Кандинского, так  и растянутого, почти неподвижного времени у Сальвадора Дали.

У Франческо Заваттари нет ничего постоянного. Он является поэтом неистовства, тревожного поиска,  острых ощущений, неуверенности. Его часы должны были бы показывать ускользающее, но прекрасное мгновение, как то мгновение, которое искал Фауст. Однако и они, в свою очередь, неустойчивые, неспособные зафиксировать определённый миг, испорченные и искажённые тем самым временем, которое они показывают.
Изображая смятение и  растерянность перед слишком быстрым ритмом, Заваттари кристаллизирует восприятие. Это описания пережитого опыта, впрочем,  не только личного.

--

Read the English version translated by Albert G. Storace
Read the Spanish version, translated by Diego Sìmini
Read the German version, translated by Ghislaine Roessler
Read the French version, translated by Laurette Gonzalès